Вопрос. Если брать авраамические религии, то когда у человека почва уходит из-под ног, он теряет работу, близкого человека, уверенность в себе, и когда кажется, что никому до него нет дела, то он может воззвать к Богу и обрести надежду тем, что хоть Бог его не оставил. А в случае Дхармы, на что тогда можно опереться? Когда всё безлично?

Я думаю, человек всегда ищет опору в более сильной личности, божестве и так далее, и от этого и обожествление Будды, и бодхисаттвы, которые рядом и придут на помочь в любую минуту. Но если отложить эту позднюю традицию, то на что тогда можно опереться, когда по какой-то причине падает вера в себя, в свои возможности и способности?

Ответ. Прежде всего, хочу сказать, что я не считаю веру в Бога или любых других высших существ, готовых нам помогать, эффективной и надёжной опорой в трудные времена. Скорее наоборот: в самый неподходящий момент она может нас подвести, и это будет настоящей экзистенциальной катастрофой для верующего. Объяснять, почему это так, не буду, поскольку это неизбежно приведёт меня в область, чреватую оскорблением чувств верующих.

Так в чём же находит опору буддист? Буддист находит опору в трезвом взгляде на вещи. Он знает, что все явления изменчивы, что всё, что ему дорого и все, кто ему дорог, рано или поздно уйдут, уйдёт и он сам, по крайней мере в том виде, в каком он к себе сейчас привык. Исчезнет и то, что сейчас приносит страдание, и то, что сейчас приносит удовольствие. И он знает, что всё в этом мире так или иначе отмечено страданием, неудовлетворённостью. Поэтому что бы ни произошло, это его не ошеломляет, не лишает равновесия.

Он знает также, что эта боль — это просто явление, просто, если угодно, возбуждение тех или иных нервных окончаний или участков мозга. И потому он спокойно относится к боли этого мира. Свою боль он переносит легко, боль других людей его не опрокидывает, и он способен спокойно помочь ближнему, насколько это возможно.

Более того, он видит, что и приятные вещи это тоже просто возбуждение нервных окончаний и участков мозга. Поэтому он не теряет голову не только столкнувшись с болью, но и перед лицом удовольствия или желания. Если же случилось ему потерять голову, он констатирует, что эта система временно вышла из берегов, извлекает из этого уроки, и идёт дальше, не терзаясь чувством вины перед воображаемым Большим Папой.

Он ведёт простую сдержанную нравственную жизнь, не из страха наказания за грехи и не из желания попасть в воображаемый рай, а потому, что такая жизнь — разумна, потому что лишь она достойна человека, лишь она конструктивна, а не деструктивна. Буддист следует гармонии, и настраивает свою жизнь в соответствии с ней.

В итоге он находит опору в простом факте: что бы ни происходило, он может найти безмятежность внутри себя, прямо сейчас. Чем дальше он продвигается в своём пути, тем более доступной становится эта безмятежность. Это не какие-то пустые красивые слова, это буквально — прибежище. Мы можем в любой момент непосредственно погрузиться в эту безмятежность, отпустив весь мир, и себя самого. Что бы ни происходило — это не может зацепить нас, если мы сами не цепляемся к этому. Как верующий всю жизнь ищет контакта со своим Богом, буддист укрепляет свою связь с внутренним источником безмятежности.

Хочу здесь привести слова одного знакомого буддиста — «Мой бог — это спокойный, чистый, милосердный ум. Именно в нём я нахожу опору, именно в нём я нахожу освобождение. Никакого другого бога мне не нужно».

Прибежище буддиста
Метки:    

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *