Сверхмирская наука

Альберту Эйнштейну приписывают изречение, что если бы он был когда-нибудь заинтересован в том, чтобы исповедовать какую-либо религию, то стал бы буддистом. Буддизм, по его словам, — это религия, наиболее близкая к науке. Он говорил о «космической» религии, к которой, по его ощущениям, близок буддизм.

Определённо, большинство людей считают буддизм религией. Но что такое религия? Обратимся к словарю Мерриам-Вебстер:

• вера в бога или в группу богов;

• организованная система верований, обрядов и правил, используемых для поклонения богу или группе богов.

Так религия ли буддизм? Многие секты буддизма кажутся таковыми, и многие люди считают буддизм одной из религий. Но Будда вообще игнорировал концепцию Бога как таковую, а то, чему он учил, — несомненно, вне любой религиозной системы веры.

Тогда, может быть, буддизм — это наука? Возможно. Но при ближайшем рассмотрении он оказывается и за пределами науки — по крайней мере, выходит далеко за рамки современного уровня знания.

Поскольку Будду заботил вопрос, в чём причина страдания и как страдание прекратить, основу его учения составляет исследование ума посредством глубокой медитативной практики.

В научном сообществе набирает силу тенденция объяснять всё, что касается ума, в терминах нейрофизиологии и исследований мозга. Фактически нейрофизиология видит ум лишь как продукт функционирования мозга. Но это ограниченное понимание.

Итак, в одном углу этого ринга — практикующие, которые стремятся найти счастье с помощью учений религиозных лидеров и медитации, а в другом — западные учёные, сосредоточенные на поиске счастья посредством изучения физического мозга. Похоже, последние имеют цель — или, может быть, надежду — понять работу мозга и в результате этого понимания разработать некий метод терапии или медикамент, который бы позволил нам достичь счастья.

Изучение нейронных систем даст представление о том, как нейроны работают и на что они похожи на экране МРТ и другого оборудования. Кроме того, оно позволит увидеть, какие части мозга активны при выполнении определённых умственных функций. Но подобные эксперименты никогда не объяснят, как происходят прозрения в истинную природу страдания и как посредством этих прозрений может быть достигнута Ниббана.

Нет способов, во всяком случае известных, повторить процесс пробуждения в лаборатории с помощью какого бы то ни было физического процесса (химические вещества, аппаратура и т. д.). Чтобы пробудиться, мы должны обладать очень глубоким пониманием того, как тело и ум работают вместе и что это — не-личностный процесс, лишённый какого-либо «я» или души.

Мозг — это не ум, а ум не мозг: мозг лишь часть тела, подобно руке или пальцу. Ум — это нечто, что находится в зависимости от физического тела. Однако мы не можем измерить ум прямо — мы способны лишь понять его опосредованно. Почему? Потому что мы зависим от того, как о своём опыте сообщает испытуемый. Исследуя чей-либо опыт с целью отследить процесс познания, мы располагаем только теми сведениями, которые этот человек нам сообщает. Мы не можем измерить, к примеру, его понимание реальности.

Поэтому, поскольку словарь Мерриам-Вебстер определяет науку как «систематизированное знание, выведенное из наблюдения, изучения и экспериментов, проведённых для того, чтобы определить природу или принципы изучаемого предмета», утверждение, что буддизм ближе к науке, чем к религии, более правдоподобно, нежели обратное, и вместе с тем не совсем верно.

В суттах Будда оставил нам набор чётких методов и инструкций, которые позволяют глубоко проникать в природу нашего ума и наблюдать процессы в нём непосредственно.

Обучая своему пути к прекращению страдания, Будда всегда повторял последователям, что они не должны верить ему на слово, но рекомендовал «пойти и увидеть» своими глазами. Именно так он говорит, например, в Калама Сутте. Не принимайте это учение лишь на веру — сначала попробуйте, а затем можете отбросить его, если вами не будет получен заметный положительный результат. Будда не просил слепо верить в сказанное им.

Этот подход актуален и по сей день: попробуйте практику в том виде, как её преподавал Будда. Решите сами, совпадают ли полученные результаты с описанными и благотворны ли они для вас. Если вы увидите, что практика работает и даёт устойчивый эффект, это породит в вас уверенность и вдохновение продолжать путь.

Изучение ума только с позиции стороннего наблюдателя не позволяет нам провести его в полном объёме, поскольку ум по-настоящему познаётся лишь индивидуально и непосредственно. Исследователи вынуждены спрашивать у испытуемого, что происходит. Они никогда не смогут понять, какое внутреннее влияние оказали на ум понимание и мудрость. Это недоступно простой науке.

Когда мы говорим, что учение Будды выходит за границы науки (то есть что эта наука надмирная), мы имеем в виду как сами методы, которым обучал Будда, так и результаты (прозрения), достигаемые с помощью практики этих методов. Хотя и методы и результаты повторяемы и верифицируемы в рамках личного опыта, они, тем не менее, субъективны (будучи при этом глубокими и трансформирующими) и, следовательно, недоступны измерению со стороны внешнего наблюдателя.

«Понимание природы и принципов изучаемого предмета» не было целью Будды. Он искал путь к окончательному прекращению личного страдания, а не просто к некоему «пониманию».

Буддизм — за пределами любого научного исследования, поскольку мы можем понять ум лишь через наблюдение его непосредственно своим собственным сознанием. Когда понимание достигнуто, сам наблюдаемый ум подвергается трансформации.

В Индии это называют субъективной наукой. Я предпочитаю термин «сверхмирская наука». Вот почему нам нужен Будда, указывающий путь. Здесь не работает бинарная логика. Это тонкий рецепт, всеобъемлющая практика, которую он назвал Срединным Путём, — путь меж всех крайностей.

Практический путь к Ниббане
Метки:

Практический путь к Ниббане: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *