Приведу запись, сделанную мной сразу после окончания основного «тела» этой практики:

Результаты практики глубоки и многосторонни. Общее ощущение — сознание стало принципиально более лёгким, не-личностным, легче и спокойнее, чем когда бы то ни было. Это проявляется и в практике медитации, и в повседневной жизни.

Интересно: в груди у меня имел место застарелый блок, ощущение тонкой зажатости или тяжести, так вот он в ходе этого ретрита исчез.

Было много открытий психологического плана. Это реально мощная психотерапевтическая практика.

Могу порекомендовать эту медитацию практически каждому человеку. Единственное — в начале практики требуется терпение, и кроме того, тут, скорее всего, будет нужен наставник: ум какое-то время не может привыкнуть к этому новому режиму и вообще необходимо сначала в принципе понять суть практики. И чем больше было проблем в прошлом (тяжёлых переживаний и ситуаций), тем труднее будет преодолеть этот барьер. Но оно того стоит, стоит и стоит.

Ниже — описание этого опыта, приведённое в послесловии к книге «Практика Прощения»:

Началось всё с того, что через какое-то время после того, как я приступил к медитации Любящей Доброты (Метта-бхавана), моя наставница, Сестра Кхема, порекомендовала мне временно оставить эту практику и перейти к Практике Прощения.

Забегая вперёд, скажу, что это была очень правильная рекомендация. В ходе этой практики я понял, что до того имел о Любящей Доброте лишь примерные представления. Когда о Практике Прощения говорят, что она является одним из самых глубоких методов, это не просто красивые слова. Это действительно метод прямой и глубокой трансформации сознания, после которой наша жизнь меняется радикально.

Как уже говорилось выше, какое-то время мне понадобилось, чтобы настроить свою практику как можно ближе к тому, как она подразумевается в школе. Однако всё же примерный её смысл я, конечно, понимал с самого начала, и уже в этом виде Практика Прощения показала себя удивительно эффективной с самого первого опыта её применения. Под эффективностью я имею в виду вот что. Многие учения говорят нам, что нужно избавиться от гнева и воспринимать себя и других людей с добротой. Но нигде не даётся описания метода — КАК это сделать, либо же рекомендации настолько туманны и примерны, что фактически у нас мало что получается. И проходят дни и годы, а мы продолжаем гневаться и отторгать реальность.

Но вот мы приступаем к Практике Прощения — и всё меняется СРАЗУ ЖЕ. Будда говорил, что характеристикой Дхаммы является её немедленная действенность. То есть Дхамма показывает свою эффективность сразу же, а со временем её действие лишь углубляется. Так вот, в случае Практики Прощения всё обстоит именно так. Так же обстоит дело и с другими практиками, описываемыми Бханте Ви, но каждая из них имеет свою специализацию, будучи при этом немедленно действенными, каждая в своей области, а вместе составляя целостную систему.

И вот, начав сразу же применять Практику Прощения не только в ходе формальной медитации, но и в повседневной жизни, я сразу же непосредственно увидел, что мои реакции изменились на более конструктивные. Я увидел, что этот инструмент чётко работает в конкретных ситуациях.

Например, какой-то человек обычно вызывает в нас раздражение или обиду и мы лишь пытаемся сдержать эту эмоцию, что получается не всегда. Теперь же мы заменяем это состояние на Прощение и улыбку, и это — внезапно — реально устраняет гнев как таковой, порождая вместо этого желание обнять и приласкать. И так далее.

Постепенно я уточнял процесс практики, адаптируя её под русский язык и конкретные жизненные ситуации, а потому она становилась всё более насыщенной и эффективной.

Поначалу я сидел, повторяя базовые фразы, и ничего не происходило. Собственно, на первых порах я ещё даже не мог в полной мере уловить, что это такое — принимать себя. Постепенно, в ходе практики и постоянного уточняющего общения с наставницей, это чувство начало углубляться. Появились первые люди, с которыми необходимо было работать. Это похоже на исследование или путешествие: мы никогда не знаем, что нам откроется дальше, за следующим изгибом дороги. А открытий для меня было множество.

Итак, появились первые люди и я стал работать с ними. Сначала мы учимся искренне принимать их, потом же мы просто практикуем Прощение этого человека до тех пор, пока в какой-то момент он или она не принимает нас. Это может выглядеть по-разному. Кто-то из них обнимает нас, кто-то говорит: «И я прощаю тебя», кто-то просто начинает плакать. Но всегда это — катарсис, некий качественный скачок. Важно то, что я при этом ничего не делал для того, чтобы это произошло.

Тут есть интересный момент: образ этих людей, который мы держим в уме, будто они стоят или сидят перед нами, — вроде бы воображаемый. Но на каком-то этапе он начинает жить своей жизнью. Мы не управляем им, мы просто принимаем этого человека, будто он прямо перед нами, и мягко смотрим ему или ей в глаза. И не пытаемся как-либо управлять этим образом, ни как воображаемым явлением, ни как реальным человеком, от которого мы пытаемся добиться некой реакции. Так вот — нет, не пытаемся. Все реакции мы оставляем этому человеку (то есть его образу в нашем уме) и просто доверяемся процессу.

Уже в ходе работы с каким-то человеком моё отношение к этому человеку, как и описывают учителя, становилось мягче. После катарсиса же отношение претерпевало радикальные изменения. Вся напряжённость по отношению к нему или к ней уходила совершенно чудесным образом. Это действительно делает нашу жизнь качественно более счастливой. Соответственно, менялось и отношение этих людей ко мне, если мы всё ещё соприкасались в жизни. Более того, есть свидетельства того, что в момент, когда я испытывал полное очищение относительно этого человека, он или она внезапно ощущали нечто подобное независимо от меня. Правда, как правило, к сожалению, в ограниченном масштабе.

Итак, когда я садился в медитацию, то в первой стадии цикла использовал выражения типа «я отпускаю своё непонимание», ощущая себя как бы промытым, свободным от всех тех следов, которые оставили в моём сознании прошлые мои поступки, связанные с непониманием. В этом состоянии я пребывал до тех пор, пока оно не начинало увядать, а затем повторял формулу — внимательно и с чувством.

Когда же в поле внимания появлялось воспоминание о каком-то человеке, то формула становилась примерно такой: «Я отпускаю непонимание между нами… я отпускаю всю боль между нами… всё в прошлом… я буду рад, если ты отпустишь свои ошибки (и т. д.), я принимаю ТЕБЯ… я желаю тебе счастья». Вот это отпускание всего негатива, принятие самого человека и пожелание ему счастья делало работу с человеком полностью завершённой.

В повседневной жизни же я в основном пользовался (и пользуюсь) формулой Принятия. «Принимаю… принимаю… принимаю…». При этом сохраняется безмятежное состояние, внутренняя улыбка, ощущение открытых объятий. Принимать в повседневной жизни можно – и нужно – всё вообще. То есть буквально. Погоду, птиц, асфальт, растения, насекомых, каждого встречного человека, запахи, звуки, мысли и т. д. Сначала это происходит в режиме «делания», а потом переходит в автоматический режим, в непрестанное состояние.

Однако в некоторых случаях органичнее оказывается воспользоваться и формулой отпускания.

Все методы, которые можно найти в школе Бханте Вималарамси, чудесны в своей ясности и немедленной действенности. Именно здесь начинаешь отчётливо понимать, насколько драгоценное учение оставил нам Будда. Но именно практика Прощения стала для меня настоящим открытием. Только практикуя медитацию Прощения, я начал понимать, что такое Метта, Любящая Доброта. Что такое действительное освобождение от всех тех ниточек, что связывают нас с сансарным существованием. Только здесь я увидел немедленные и сильные перемены в своих повседневных реакциях, в своей психике. Это по-настоящему мощный инструмент, избавляющий нас от груза всего того, что мы привыкли считать «собой».

Всем счастья

Олег Павлов