Руководство к Практике Прощения

 

Forgiveness Practice (.pdf)
Forgiveness Practice (.docx)

Переводчик и составитель, автор предисловия и послесловия к русскому изданию: Олег Павлов
Корректор: Ирина Иванеженкова

Предисловие к русскому изданию

Несколько слов об используемой в данном тексте терминологии.

Forgiveness

На английском языке описываемый в данном тексте метод называется Forgiveness Meditation. Слово forgiveness, как правило, переводится на русский как «прощение». Иначе говоря, если переводить буквально, мы получаем выражение «Медитация Прощения».

Когда я приступил к этой практике, то столкнулся с определёнными трудностями, причину которых некоторое время не мог идентифицировать. Я ощущал некоторое противоречие между духом этого учения, описываемым Бханте Вималарамси и Сестрой Кхемой, и самой практикой. После некоторых исследований я, к своему удивлению, пришёл к выводу, что здесь имеет место семантическая проблема, а именно несовпадение смыслов, вкладываемых носителями языка в слова forgiveness и «прощение». Консультации с наставницей этой школы — Сестрой Кхемой — подтвердили мои догадки.

Если мы заглянем в толковые словари английского языка, то увидим, что доминирующий смысл глагола forgive — «перестать сердиться на кого-либо или на что-либо за что-либо». То есть значение этого слова по большей части психологическое. Это, по сути, прекращение негативной эмоции по отношению к кому-либо или чему-либо, что ближе к русскому «я не держу на тебя зла» или «забыли», «проехали», «что было, то прошло» и т.д.

Толковые словари русского языка дают относительно глагола «прощать» несколько иной смысл, хотя эта разница на первый взгляд трудно уловима. Доминирующий смысл этого слова в русском языке: «проявляя снисходительность, снять с кого-чего-н. вину за что-н., не поставить кому-чему-н. в вину чего-н., извинить» (толковый словарь Ушакова).

Вглядимся в смысл сказанного: «проявляя снисходительность», «не поставить в вину». Но ведь это по сути своей юридический подход. Мы судим кого-то или что-то, выносим вердикт «виновен» (а если не виновен, то и прощать не за что) и после этого каким-либо образом аннулируем эту вину. При этом совсем не факт, что сама вина забывается. На самом деле тут неявно подразумевается, что она сама по себе никуда не девается и через какое-то время этот случай могут припомнить. И если человек не чувствует себя виноватым, он может обидеться, когда я скажу ему: «Я тебя прощаю». Он не хочет, чтобы его прощали, потому что не чувствует себя виноватым! В английском же в такой ситуации совершенно не будет проблемой сказать: «I forgive you», и это будет означать лишь, что я больше не испытываю к человеку негатива, инцидент исчерпан.

Именно эта разница в смыслах и стала причиной того, что я ощущал противоречие и не мог до конца уяснить суть практики. Так, Сестра Кхема по этому поводу говорит следующее:

«Нужно понять, что эта практика не предназначена для того, чтобы изменить другого человека. Единственный способ, каким мы можем изменить мир, — изменить себя. Мы не можем снять с другого человека его вину. Эта практика предназначена для очищения нашего собственного ума и сердца. Для того, чтобы снять с нас груз любых прошлых мыслей, слов, дела, который висит на нас и который мы носим на себе. Эта практика является методом очищения нас самих.

Я никого не сужу в этой практике, поскольку она является средством очищения моего ума и не имеет отношения к вине другого человека в том, что произошло в прошлом. Эта практика о том, чтобы перестать носить на себе груз ненависти и антипатии или неприязни, которую мы испытываем к другим человеческим существам».

В общем, мне пришлось искать слова, которые бы подошли наилучшим образом. Которые бы наиболее точно передавали вкладываемый в практику смысл.

В итоге, после поисков, размышлений, экспериментов и консультаций с наставницей, было сначала найдено одно альтернативное слово — «принятие», «принимать». Мы принимаем себя такими, какие мы есть. Мы принимаем других людей такими, какие они есть. Мы пребываем в состоянии ДО осуждения, а не после него. Это не одобрение, поскольку одобрение тоже подразумевает оценку действия. И это не осуждение. Это именно Принятие. Мир — люди, явления, предметы — просто таков, какой есть. И мы открываемся ему, мы говорим ему «да». Мы говорим: «Да, так тоже бывает, и это тоже имеет право на существование уже самим фактом своего существования».

Однако и здесь кроется подвох: если мы просто принимаем непонимание, ошибки, боль, которую мы причинили другим или которую другие причинили нам, то получается, что все эти явления остаются, просто мы их принимаем. Смысл же данного метода в том, что мы именно расстаёмся с прошлым, полностью нейтрализуем его горькое влияние, перестаём цепляться за него, избавляемся от старых паттернов сознания. Мы признаём, что всё это в прошлом, былью поросло и больше не имеет энергии, власти над нами[1]. Если же мы «принимаем» подобные негативные явления, остаётся небольшой след цепляния за них.

Поэтому для таких случаев пришлось ввести ещё один термин — «отпускать». «Я отпускаю своё (или твоё) непонимание».  Таким образом, наиболее оптимальным в практике для меня оказалось применять слово «отпускаю» по отношению ко всему негативу, ко всему, что мучает нас (и именно это слово будет в основном использоваться в ходе сидячей медитации) в прошлом: «Я отпускаю своё непонимание», «Я отпускаю боль этой ситуации» и т.д. В остальных же случаях — по отношению к живым существам, ситуациям и явлениям в прошлом, настоящем и будущем — мы применяем слово «принимаю»: «Я принимаю это», «Я принимаю тебя и эти твои действия», «Я принимаю этот звук» и т. д.

Итак, когда я садился в медитацию, то в первой стадии цикла использовал выражения типа: «Я отпускаю своё непонимание», ощущая себя как бы промытым, свободным от всех тех следов, которые оставили в моём сознании прошлые мои поступки, связанные с непониманием. В этом состоянии я пребывал до тех пор, пока оно не начинало увядать, а затем повторял формулу — внимательно и с чувством.

Когда же в поле внимания появлялось воспоминание о каком-то человеке, то формула становилась примерно такой: «Я отпускаю непонимание между нами… я отпускаю всю боль между нами… всё в прошлом… я буду рад, если ты отпустишь свои ошибки (и т.д.), я принимаю ТЕБЯ… я хочу, чтобы ты был счастлив». Вот это отпускание всего негатива, принятие самого человека и пожелание ему счастья делало работу с человеком полностью завершённой.

В повседневной жизни же я в основном пользовался (и пользуюсь) формулой Прощения: «Прощаю… прощаю… прощаю…» При этом сохраняется безмятежное состояние, внутренняя улыбка, ощущение открытых объятий. Однако в некоторых случаях органичнее оказывается воспользоваться и формулой отпускания.

Более подробно о сложившихся у меня в ходе практики формулах и о самом опыте практики будет рассказано в послесловии.

Всё это может показаться излишним копанием в деталях, вместо того чтобы просто взять общепринятый перевод слова forgiveness. Однако практика показывает, что наш ум чрезвычайно чувствителен к словам и все эти нюансы могут заметно повлиять на ход практики. Мы должны отчётливо понимать, что именно мы практикуем. Удивительно то, что все эти ухищрения на русском вполне адекватно заменяются лишь одним английским глаголом forgive. Очень удачное слово имеют в своём арсенале англоязычные люди!

Тем не менее, когда передо мной встал вопрос о переводе соответствующих текстов, в конце концов я решил не давить на читателя своим личным опытом и использовать в тексте слово «прощение». Результаты же моих изысканий я оговариваю в данном предисловии, с тем чтобы вы, если захотите, могли бы воспользоваться ими, хотя допускаю, что для кого-то окажется более подходящим именно вариант со словом «прощаю».

Кроме того, хотелось бы заметить, что, используя в тексте глагол «прощать», я намеренно прибег к не совсем правильной форме «я прощаю себя (тебя) за…». Это обусловлено тем, что такая форма ближе к оригиналу, нежели правильная («я прощаю своё (твоё) непонимание и т.д.»).

Attachment

Второй термин, на котором хотелось бы остановиться подробнее, — attachment,  обычно переводимое как «привязанность». В русском языке это слово имеет не только и даже не столько негативную коннотацию, сколько нейтральную и положительную. Например, мы можем использовать его для обозначения тёплых чувств к каким-то людям или, скажем, к малой или большой родине.

Поэтому если мы переводим этот термин как «привязанность», то буддийское «избавление от привязанностей» у неискушённого русскоязычного читателя будет вызывать скорее некие ницшеанские ассоциации, связанные с человеком, отчуждённым от всего мира, что не верно.

Дело в том, что в контексте буддийского учения под attachment’ом имеются в виду вещи сугубо деструктивные. Термин attachment обозначает то, что на санскрите и пали называется «упадана», то есть цепляние, хватание, залипание на чём-то, присвоение, застревание, болезненное пристрастие, зависимость. Вот что говорит по этому поводу Сестра Кхема:

«Когда мы привязаны (get attached) к чему-то, то, если объект нашей привязанности меняется или уходит, мы испытываем страдание. Это не значит, что мы больше не должны видеть и обонять, скажем, прекрасный цветок. Это скорее о том, что если мы носим его с собой постоянно и думаем о нём так много, что не можем хорошо выполнять стоящие перед нами задачи, то мы привязаны и эта привязанность становится причиной страдания…»

Исходя из этих соображений, при переводе текста я использовал слово «цепляние» и иногда «пристрастие».

Equanimity

Третье проблемное слово. Результатом практики Прощения является то, что в приведённых текстах называется equanimity, то есть равностность. Чтобы понять, о чём идёт речь, нужно принять во внимание, что этим словом обозначается палийский термин «упеккха» (санскр. «упекша»). В русских переводах этот термин зачастую переводится как «невозмутимость».

Однако и здесь кроется своего рода ловушка. Какой образ возникает при слове «невозмутимость» у русскоязычного человека? Этакий человек-кирпич, непробиваемый, не проявляющий эмоций. Но это совершенно не так.

Упеккха означает лишь, что мы становимся всё более уравновешенны, радостны, спокойны, полны теплоты, всё менее подвержены захватывающим эмоциональным приступам — острым, таким как приступы гнева или страха, или длительным, таким как депрессия, раздражение или тревога. Это — постоянное уравновешенное состояние ума, которое ничто не может поколебать. Таким образом, упеккха, как и другие брахмавихары, имеет смысл положительный, а не отрицательный. Вот почему здесь я использовал слово «равностность», которое является полной калькой английского слова equanimity.

Non-personal

Бханте Вималарамси сознательно избегает использовать слово impersonal, то есть «безличный», для описания природы явлений, а вместо этого использует слово non-personal, что можно перевести как «не-личностный». Термин «безличностность» обычно используется для перевода палийского термина «анатта». Это понятие говорит о том, что всё происходящее по сути своей есть процесс, не несущий в себе никаких намёков на «это я, это моё, я такой». Бытие по своей природе не личностно. Но проблема в том, что если мы вместо слова «личностный» используем слово «безличностный», то тем самым остаёмся в рамках этой дихотомии, в которой есть что-то, обладающее личностью, а есть что-то, личности лишённое. Анатта же принципиально вне этой дихотомии. Например, любящая доброта, Метта, не может быть безличной, но она не-личностна. Она не «моя», она просто есть.

Соответственно, при переводах текстов Бханте я использую термин «не-личностный», чтобы подчеркнуть эту разницу.

Дополнительно о не-личностности будет рассказано в послесловии к данной книге.

Теперь хотелось бы подробнее остановиться на составе данной книги. Оригинал её содержал разделы, начиная от «Признательности» и заканчивая первым Приложением, в котором раскрывается суть метода 6Р. Мне показалось, что для полноты понимания метода русскоязычным читателем книгу нужно дополнить разъяснениями Практики Прощения от наставницы школы Сестры Кхемы (Приложение 2). Кроме того, перед собственно текстом Бханте Вималарамси я поместил краткое описание метода (опять же, от Сестры Кхемы), для того чтобы читатель, приступая к основному тексту, уже имел примерное представление о сути метода. Помимо этого я добавил послесловие, где изложил результаты собственного изучения данного метода, предполагая, что это может быть интересно и полезно для кого-то из читателей.

Подробное руководство по Практике Прощения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *