Ангуттара Никая 7.52
Дана Сутта
Даяние

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Чампе на берегу озера Гаггары. И большая группа мирян из Чампы пришла к Достопочтенному Сарипутте и, поклонившись ему, они сели рядом. Сидя там, они обратились к Достопочтенному Сарипутте: «Давно у нас не было возможности, Достопочтенный, послушать Дхамму из уст самого Благословенного. Было бы хорошо, если бы мы могли послушать Дхамму из уст самого Благословенного».

«В таком случае, друзья, приходите в следующий день Упосатхи, и, возможно, вы услышите Дхамму из уст самого Благословенного».

«Как скажешь, Достопочтенный» — ответили миряне из Чампы Достопочтенному Сарипутте. Поднявшись со своих сидений, поклонившись ему и обойдя его с правой стороны, они ушли.

Затем, в следующий день Упосатхи, миряне из Чампы пришли к Достопочтенному Сарипутте и, поклонившись ему, встали рядом. Тогда Достопочтенный Сарипутта вместе с мирянами из Чампы отправился к Благословенному и, поклонившись ему, сел рядом. Затем Достопочтенный Сарипутта обратился к Благословенному: «Может ли быть так, что когда человек даёт какой-либо дар, это не приносит большого плода, большой пользы, тогда как другой человек даёт точно такой же дар, и это приносит большой плод, большую пользу?»

«Да, Сарипутта, может быть так, что когда человек даёт какой-либо дар, это не приносит большого плода, большой пользы, тогда как другой человек даёт точно такой же дар, и это приносит большой плод, большую пользу».

«Учитель, почему так случается, что один дар не приносит большого плода и большой пользы, а другой – приносит?»

(1) «Сарипутта, бывает так, что человек преподносит дар, имея ожидания, с умом, устремлённым к получению выгоды, думая: «После смерти мне будет от этого выгода». Он даёт свой дар духовному страннику или брамину — еду и питьё; одежду и средство передвижения; гирлянды, благовония и мази; постель, кров, светильник. Как ты думаешь, Сарипутта, может ли человек дать такой дар?»

«Может, Учитель».

«Совершив такое даяние, имея ожидания, с умом, устремлённым к получению выгоды, думая: «Я буду наслаждаться этим после смерти» — после распада тела, после смерти, он рождается среди богов мира Четырёх Великих Царей. Затем, после того, как потеряла силу эта камма, эта способность, сила этой заслуги, он возвращается обратно в этот мир.

(2) Далее, бывает так, что человек преподносит дар не имея ожиданий, с умом, не устремлённым к получению выгоды, не имея мысли: «После смерти мне будет от этого выгода». Вместо этого он преподносит дар с мыслью: «Даяние — это хорошо». Он даёт свой дар духовному страннику или брамину — еду и питьё; одежду и средство передвижения; гирлянды, благовония и мази; постель, кров, светильник. Как ты думаешь, Сарипутта, может ли человек дать такой дар?»

«Может, Учитель».

«Совершив такое даяние с мыслью «Даяние — это хорошо», после распада тела, после смерти, он рождается среди богов мира Таватимсы. Затем, после того, как потеряла силу эта камма, эта способность, сила этой заслуги, он возвращается обратно в этот мир.

(3) Или, вместо того, чтобы думать так: «Даяние — это хорошо», он преподносит дар с мыслью: «Такие дары давались в прошлом, делались в прошлом, моим отцом и дедом. Было бы неподобающе для меня поступать так, чтобы этот старый семейный обычай прекратился». Он даёт свой дар духовному страннику или брамину — еду и питьё; одежду и средство передвижения; гирлянды, благовония и мази; постель, кров, светильник. Как ты думаешь, Сарипутта, может ли человек дать такой дар?»

«Может, Учитель».

«Совершив такое даяние с мыслью «Такие дары давались в прошлом, делались в прошлом, моим отцом и дедом. Было бы неподобающе для меня поступать так, чтобы этот старый семейный обычай прекратился», после распада тела, после смерти, он рождается среди богов мира Ямьи. Затем, после того, как потеряла силу эта камма, эта способность, сила этой заслуги, он возвращается обратно в этот мир.

(4) Или, вместо того, чтобы думать так: «Такие дары давались в прошлом, делались в прошлом, моим отцом и дедом. Было бы неподобающе для меня поступать так, чтобы этот старый семейный обычай прекратился», он преподносит дар с мыслью: «Я готовлю еду. Эти люди не готовят еду. Не будет правильным, если я, кто готовит еду, не поделюсь пищей с теми, кто не готовит». Он даёт свой дар духовному страннику или брамину — еду и питьё; одежду и средство передвижения; гирлянды, благовония и мази; постель, кров, светильник. Как ты думаешь, Сарипутта, может ли человек дать такой дар?»

«Может, Учитель».

«Совершив такое даяние с мыслью «Я готовлю еду. Эти люди не готовят еду. Не будет правильным, если я, кто готовит еду, не поделюсь пищей с теми, кто не готовит», после распада тела, после смерти, он рождается среди богов Туситы. Затем, после того, как потеряла силу эта камма, эта способность, сила этой заслуги, он возвращается обратно в этот мир.

(5) Или, вместо того, чтобы думать так: «Я готовлю еду. Эти люди не готовят еду. Не будет правильным, если я, кто готовит еду, не поделюсь пищей с теми, кто не готовит», он преподносит дар с мыслью: «Подобно тому, как подносили дары великим мудрецам прошлого — Аттхаке, Вамаке, Вамадэве, Вессамитте, Яматагги, Ангирасе, Бхарадвадже, Васеттхе, Кассапе, и Бхагу — то таким же будет это моё подношение даров». Он даёт свой дар духовному страннику или брамину — еду и питьё; одежду и средство передвижения; гирлянды, благовония и мази; постель, кров, светильник. Как ты думаешь, Сарипутта, может ли человек дать такой дар?»

«Может, Учитель».

«Совершив такое даяние с мыслью «Подобно тому, как подносили дары великим мудрецам прошлого — Аттхаке, Вамаке, Вамадэве, Вессамитте, Яматагги, Ангирасе, Бхарадвадже, Васеттхе, Кассапе, и Бхагу — то таким же будет это моё подношение даров», после распада тела, после смерти, он рождается среди богов, наслаждающихся творением. Затем, после того, как потеряла силу эта камма, эта способность, сила этой заслуги, он возвращается обратно в этот мир.

(6) Или, вместо того, чтобы думать так: «Подобно тому, как подносили дары великим мудрецам прошлого — Аттхаке, Вамаке, Вамадэве, Вессамитте, Яматагги, Ангирасе, Бхарадвадже, Васеттхе, Кассапе, и Бхагу — то таким же будет это моё подношение даров», он преподносит дар с мыслью: «Когда сделано мной это даяние, это делает мой ум спокойным. Удовлетворение и радость появляются». Он даёт свой дар духовному страннику или брамину — еду и питьё; одежду и средство передвижения; гирлянды, благовония и мази; постель, кров, светильник. Как ты думаешь, Сарипутта, может ли человек дать такой дар?»

«Может, Учитель».

«Совершив такое даяние с мыслью «Когда сделано мной это даяние, это делает мой ум спокойным. Удовлетворение и радость появляются», после распада тела, после смерти, он рождается среди богов, имеющих власть над творением других. Затем, после того, как потеряла силу эта камма, эта способность, сила этой заслуги, он возвращается обратно в этот мир.

(7) Или, вместо того, чтобы думать так: «Когда сделано мной это даяние, это делает мой ум спокойным. Удовлетворение и радость появляются», он преподносит дар с мыслью: «Это украшение [высшего] ума, принадлежность [высшего] ума». Он даёт свой дар духовному страннику или брамину — еду и питьё; одежду и средство передвижения; гирлянды, благовония и мази; постель, кров, светильник. Как ты думаешь, Сарипутта, может ли человек дать такой дар?»

«Может, Учитель».

«Итак, Совершив даяние не имея ожиданий, с умом, не устремлённым к получению выгоды, не имея мысли: «После смерти мне будет от этого выгода»; не с мыслью: «Даяние — это хорошо»; не с мыслью: «Такие дары давались в прошлом, делались в прошлом, моим отцом и дедом. Было бы неподобающе для меня поступать так, чтобы этот старый семейный обычай прекратился», не с мыслью: «Я готовлю еду. Эти люди не готовят еду. Не будет правильным, если я, кто готовит еду, не поделюсь пищей с теми, кто не готовит»; не с мыслью: «Подобно тому, как подносили дары великим мудрецам прошлого — Аттхаке, Вамаке, Вамадэве, Вессамитте, Яматагги, Ангирасе, Бхарадвадже, Васеттхе, Кассапе, и Бхагу — то таким же будет это моё подношение даров»; не с мыслью: «Когда сделано мной это даяние, это делает мой ум спокойным. Удовлетворение и радость появляются», но с мыслью «Это украшение [высшего] ума, принадлежность [высшего] ума», после распада тела, после смерти, он рождается среди богов свиты Брахмы. Затем, после того, как потеряла силу эта камма, эта способность, сила этой заслуги, он становится анагами. Он более не возвращается в этот мир.

Вот почему, Сарипутта, так случается, что один человек даёт какой-либо дар, и это не приносит большого плода, большой пользы, тогда как другой человек даёт точно такой же дар, и это приносит большой плод, большую пользу».

АН 7.52 Дана Сутта
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *