Вопрос. Почему так трудно принять некоторых людей? Особенно в этом плане трудно с детьми и вообще с родственниками, а также с теми, кто ведёт себя несправедливо, хамит и так далее.

Ответ. Мы полны требований по отношению ко всему. К себе, к погоде, к обстоятельствам и, конечно же, к другим людям. Это целые списки того, каким должен быть «я», мир и другие люди. Если происходит несовпадение — появляется негативная реакция. Эта реакция и есть неприятие. Если мы специально не работаем над обратным, со временем эти списки растут, и отношение к реальности становится всё более негативным.

Я ДОЛЖЕН… погода ДОЛЖНА… машина ДОЛЖНА… дорога ДОЛЖНА… ты ДОЛЖЕН… тот парень ДОЛЖЕН… та женщина ДОЛЖНА…

Но реальность нам ничего не должна. Она просто такая, какая есть. Досадовать на неё за это — по меньшей мере не разумно. «Но он действительно ведёт себя неправильно! Так нельзя себя вести!» — И что? Чья это проблема? Этого человека или ваша? Почему этот человек должен вести себя в соответствии с вашими представлениями о справедливости и правильности? Он, этот человек, договаривался с вами вести себя в соответствии с вашими ожиданиями? Если нет — почему же вы негодуете? Если да — как вы можете на повлиять на ситуацию? Если как-то можете повлиять — сделайте это, если не можете — то опять же — какой смысл в вашем возмущении? Трезвый взгляд на вещи подразумевает, что мы заранее принимает тот факт, что реальность — в том числе конкретные люди (и в том числе и наше собственное существо — тело, психика) — это явление, независимое от нашей воли. Лучше прикидывать и учитывать вероятности, чем предъявлять требования.

Когда реальность не оправдывает наших ожиданий, мы точно можем сказать, что в нас появляется негативная реакция — неприязнь, досада и так далее. Это помрачённое состояние, в этом тоже можно быть уверенным. Помрачённое состояние рождается из цепляния. Цепляние рождается из напряжения страстного желания — «я хочу!»/«я не хочу!». Страстное желание рождается из непроизвольной эмоциональной оценки воспринимаемого.

В результате мы испытываем отторжение к реальности, мы стремимся её переделать под наши представления о том, какая она должна быть, мы не довольны ей. Реальность живёт себе своей жизнью как умеет, но тут на её беду по близости оказываемся мы… и в лучшем случае смотрим на неё осуждающе и ёрзаем негодующе, а в худшем начинаем активно указывать ей, какой ей следует быть, — грубо или завуалировано, в виде непрошенных советов, сурового молчания, язвительных замечаний или критики.

Всё это с нашей стороны — нерациональная реакция, основанная на непроизвольной эмоциональной оценке и страстном желании. Откуда она, эта оценка, берётся — не суть важно. Это может быть нечто эволюционное, или пришедшее из детства от родителей, но это в любом случае нерациональное. Это глубинные неосознаваемые привычки и личностный взгляд («Я хочу!» «Я не хочу!»). Именно поэтому так трудно выйти из этого порочного круга — потому что это автоматизмы, нарабатываемые годами и накачанные эмоциями.

Наш интеллект, подчиняясь этим автоматизмам, пытается обосновать нерациональную реакцию с помощью псевдо-рациональных рассуждений. Мы говорим: «моя реакция имеет под собой основание, ведь она показывает объективно существующие недостатки этого человека! Проблема не в моей реакции, а в этом человеке!»

Другой вид самозащиты состоит в том, чтобы скрывать (даже от самого себя) свои негативные реакции и состояния. «Я на самом деле спокоен и доброжелателен и мыслю рационально!» (а у самого глаз дёргается). В результате определённая часть нашей психики нами отрицается, отторгается. Очень трудно признать, что честный и по-настоящему объективный подход говорит нам лишь одно: именно наши реакции неадекватны, нерациональны, помрачены. Это факт. Остальное же — это просто реальность.

Как же работает по-настоящему рациональный подход? Прежде всего, он не подразумевает помрачённых состояний. Вообще говоря, работа трезвого рассудка и помрачённые эмоции — это две вещи несовместные. Мы либо руководствуемся одним, либо другим. В случае рационального поведения — если необходимо что-то сделать, и мы можем это сделать — мы делаем. Если не можем — не делаем. И не более того. Да, нужна мудрость, чтобы отличить одно от другого, но эта мудрость, опять же, противоположна помрачённым эмоциям и является результатом опыта, практики.

Итак, вопрос не в том, кто и как себя ведёт, а в том, как мы реагируем. Мы не можем напрямую повлиять на то, что лежит вне нашей воли. В нашей воле — лишь наши намерения и реакции, по крайней мере потенциально, по крайней мере хотя бы в какой-то степени. Если мы пытаемся управлять тем, что вне нашей власти, возникает напряжение и конфликт — с другими людьми, с ситуацией, с самим собой, в конечном итоге с самой реальностью. Это порождает страдание.

Например, поведение наших детей или, скажем, супруга/супруги зачастую вызывает в нас столько негативных эмоций только потому, что мы, как ни с кем другим, пытаемся повлиять на то, что вне нашей власти: на их поведение, поступки, образ мыслей и так далее. Если мы упорствуем, то дело доходит до насилия и полного разрыва отношений, либо до полного подавления воли ребёнка или партнёра. Но причина этого конфликта не в детях и не в партнёре, а в нас: в нашем стремлении их контролировать, ими управлять. Именно это порождает войну. И вот это стремление, наши намерения, наши реакции — они как раз находятся в зоне нашего влияния. Каким образом можно изменить их так, чтобы не было необходимости воевать?

То же самое повторяется раз от раза в самых разных вариантах, вплоть до самой нашей практики. Мы пытаемся добиться того, чтобы наша практика была такой, какой она, по нашему мнению, должна быть. Но это приводит лишь к тому, что всё разваливается, потому что наша психика, как уже было сказано, это часть реальности, а реальность плохо поддаётся силовому воздействию. Наша психика это тоже «это», а не «я». Например, мы не можем взять и силой успокоить ум, а если можем, это не приведёт ни к чему конструктивному. Но зато мы можем дать уму успокоиться. Мы можем с ним договориться, мы можем создать условия, в которых ум сам будет успокаиваться.

Итак, повторимся: если мы реагируем на что-либо с неприятием, в любом его виде, мы не принимаем реальность и пытаемся повлиять — активно или пассивно — на то, что вне нашей власти.

Ветераны войны с реальностью
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *